← Назад

Обновлено 26.02.2021

Спецпроект

Расшатанная демократия. Первый месяц 46-го президента

46-й американский президент – чемпион сразу в нескольких категориях. Джо Байден четыре раза пытался прорваться в Овальный кабинет Белого дома: в 1984, 1988, 2008 – но ему не удалось пройти даже праймериз демократической партии. Зато в 2020 проскочил все этапы и стал самым пожилым американским лидером за всю историю. Кампанию 2020 тоже окрестили-признали самой скандальной с момента подписания Декларации о независимости. Поэтому январский штурм и захват Капитолия сторонниками проигравшего Дональда Трампа выглядит страшной (5 человек погибли), но логичной точкой в предвыборной гонке. О ее результатах спорят до сих пор. Если не брать в расчет голоса выборщиков, то разрыв между конкурентами для США был минимальный. 

46-й Президент США Джозеф Байден
46-й Президент США Джозеф Байден

74 миллиона голосов у Трампа и 81 миллион – у Байдена. 7 миллионов разницы, и бывший президент уверен, что это вес украденного у него при волеизъявлении пакета. Трамп и после драки продолжал, что называется, махать кулаками, но все суды проиграл. На инаугурацию преемника не пришел и тихо удалился в свое поместье. Хотя уже анонсировал, что в конце февраля сделает специальное заявление, в котором очертит возможности и свое желание возвращения в большую политику. Легко ли ему это будет сделать? Вопрос из области риторических переходит в практическую, партийную плоскость. В Конгрессе была инициирована процедура «посмертного» импичмента 45-му президенту, она ожидаемо провалилась, но при голосовании несколько однопартийцев уже выступили против своего формального лидера. И это для него сигнал более чем тревожный. 

Институция перемолола Трампа. Казалось, вот чуть-чуть, и будем мы на «ты». Как пел Высоцкий. Казалось, Трамп сломает эту конструкцию институтов и так далее. Но избиратели высказались, суды высказались. Каждый штат высказался, конгресс высказался и все они высказались не в пользу Трампа. Потому что они высказались в пользу закона, в пользу Конституции, в пользу Америки. Поэтому, несмотря на то, что у Трампа грандиозная поддержка (и над этим Америке думать надо, в смысле, и властям, и людям), система оказалась суперустойчивой. Несмотря на то, что люди вломились в Капитолий. Несмотря на это. Несмотря на то, что полиция как раз как системная вещь, видя, что люди идут в основном без оружия, им почти не оказывала сопротивление

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»

Если с возвращением Трампа на главный политический подиум еще остаются вопросы, да и проблемы, то его преемник уже пытается доказать, что, несмотря на возраст, он цепко держит вожжи американской политики. Одним из самых значимых шагов в первом месяце стало продление с Россией договора СНВ-3. Кроме того, Джо Байден намерен вернуть США в парижский «климатический клуб» и снова сесть за стол переговоров по иранской «ядерной сделке». Но на этом позитивные инициативы, похоже, исчерпаны. Неприятие глобальных интеграционных проектов перешло от прошлой администрации нынешней по наследству. Прежде всего, это касается «Северного потока-2», который, несмотря на все препоны, доведен до 95% готовности. Против российских трубопроводов протестовали еще в администрации Обамы, где Байден довольствовался ролью «второй скрипки». Сегодня положение вряд ли изменится:из 16 высших чиновников 12 перешли из того кабинета в нынешний, и это лучше всего свидетельствует о преемственности курса. 

Они будут укреплять американское влияние в странах Европы, поскольку страны ЕС, с точки зрения Вашингтона, пытаются выйти из-под принудительной опеки США. Кроме того, несмотря на неприязнь Байдена к сланцу, он сохранит курс Трампа и попытается насытить американскими углеводородами европейский рынок, вытеснив оттуда Россию. Можно ожидать, что он продолжит оказывать таким образом давление на «Северный поток — 2»

Александр Асафов, политолог

«Северный поток-2» лишь одна из нитей общего российско-американского клубка противоречий. Слишком разные у двух стран подходы к решению и мировых, и внутренних проблем. Готовы ли стороны к некоему компромиссу? Судя по продлению СНВ-3, к шагам по «полю согласия» готовность некоторая есть. Так ждать перезагрузки или «перегрузки»? Вспомним пресловутый кубик с такой надписью в руках тогдашнего Госсекретаря Хиллари Клинтон. 

Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин

Владимир Путин на видеоконференции с участниками очередной давосской конференции достаточно четко обозначил риски подобной конфронтации, хотя и отметил значимость сохранения базовых документов по контролю за вооружениями. Прочих сдерживающих инструментов осталось крайне мало. 

Безусловно, это шаг в правильном направлении. Тем не менее противоречия закручиваются, что называется, по спирали. Как известно, неспособность и неготовность разрешать подобные проблемы по существу в ХХ веке обернулись катастрофой Второй мировой войны. Конечно, сейчас такой глобальный «горячий» конфликт, надеюсь, в принципе невозможен. Очень на это надеюсь. Он означал бы конец цивилизации. Но, повторю, ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо. Если, конечно, ничего не предпринимать для того, чтобы это не случилось. Есть вероятность столкнуться с настоящим срывом в мировом развитии, чреватым борьбой всех против всех, с попытками разрешить назревшие противоречия через поиск «внутренних» и «внешних» врагов, с разрушением не только таких традиционных ценностей (мы в России дорожим этим), как семья, но и базовых свобод, включая право выбора и неприкосновенность частной жизни

Владимир Путин, Президент России


В своеобразную заочную полемику со своим российским коллегой вступил и Джо Байден, причем сделал он это на другой знаковой площадке — мюнхенской. Новоизбранный президент попытался там достучаться до европейских элит, которые, кстати, весьма позитивно (пока) оценивают смену хозяина в Белом доме. Несмотря на ковидные проблемы (по жертвам коронавируса в США уже объявлен многодневный траур), замерзающий Техас, кризис в энергетической отрасли, все равно Байден не хочет выпускать из рук международную повестку. России в ней отведен особый пункт, точнее, сформулированная система взглядов. 

Вы знаете, это также ... это также то, как мы сможем противостоять угрозе со стороны России. Кремль атакует наши демократии и вооружает коррупцию, чтобы попытаться подорвать нашу систему управления. Российские лидеры хотят, чтобы люди думали, что наша система более коррумпирована или так же коррумпирована, как и их. Но мир знает, что это неправда, в том числе и русские — собственные граждане России. Путин стремится ослабить Европейцев — европейский проект и наш альянс НАТО. Он хочет подорвать трансатлантическое единство и нашу решимость, потому что Кремлю гораздо легче запугивать и угрожать отдельным государствам, чем вести переговоры с сильным и тесно сплоченным трансатлантическим сообществом. Вот почему — вот почему отстаивание суверенитета и территориальной целостности Украины остается жизненно важной заботой для Европы и Соединенных Штатов. Вот почему борьба с безрассудством — российским безрассудством – и взломом компьютерных сетей в Соединенных Штатах, по всей Европе и во всем мире стала критически важной для защиты нашей коллективной безопасности. Проблемы с Россией могут отличаться от проблем с Китаем, но они столь же реальны

Джозеф Байден, Президент США


Наблюдатели первую программную речь Байдена оценили со сдержанным оптимизмом. Несмотря на привычный уже набор штампов, можно углядеть и свет в конце российско-американского туннеля. В своем блоге председатель сенатского Комитета по международным делам Константин Косачев отметил эту тенденцию.

В целом весьма предсказуемо: стратегические установки всё те же, и они по-прежнему настораживают. Однако некоторые базовые моменты в речи Байдена отчасти обнадежили. Он заговорил прежде всего об общих проблемах: пандемия, климат, ядерное оружие. Напомню, что «триада» Обамы звучала как «Эбола», ИГИЛ* и Россия. Притом что третье «зло» (то есть наша страна) как раз внесла решающий вклад в победу над вторым, но об этом как-то предпочли потом не вспоминать

Константин Косачев, председатель Комитета СФ по международным делам

Пока никто ни из политиков, ни из журналистов даже не заикается о сроках личной встречи двух президентов. Владимир Путин и Джо Байден разговаривали лишь по телефону. Круг вопросов привычен для последнего времени – базовые соглашения, которые торпедировала прежняя администрация, Сирия, Украина. Останутся ли эти темы в повестке предстоящих очных переговоров и когда они смогут пройти? Ясно, что на фоне санкционных вашингтонских угроз в ближайшее время состояться они не могут. МИД России уже четко дал это понять. Но готовность к диалогу есть и у американской стороны, пусть и не слишком афишируемая. Очень хрупкое электоральное большинство у демократов, и Байдену приходится с этим считаться. Он помнит, что его пока побежденный соперник ушел, но обещал вернуться. 

Реклама